Агентство по страхованию вкладов (АСВ) отнимает у людей их деньги

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) отнимает деньги вкладчиков

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) начало массово оспаривать снятие денег вкладчиками обанкротившихся банков и взыскивать с них средства. Добросовестность граждан роли не играет — для суда бывает достаточно факта наличия в банке картотеки неисполненных платежей на момент снятия вклада. По словам экспертов, она бывает в большинстве банков перед отзывом лицензии. Средства, взысканные через суд с граждан, АСВ затем частично возвращает им же в виде страховки по вкладам (до 1,4 млн руб.). Такая практика вызывает социальную напряженность и ведет к неоправданному росту судебных издержек АСВ, считают эксперты.

О массовых исках к вкладчикам, забравшим деньги из банков незадолго до отзыва лицензий, рассказали “Ъ” клиенты нескольких банков-банкротов. Так, в рамках банкротства Военно-промышленного банка (ВПБ) АСВ подано более 150 исков об оспаривании предбанкротных сделок банка, из них около 50 требований заявлено к вкладчикам-физлицам. Иски поданы АСВ спустя год и более после снятия гражданами средств. Сын одного из вкладчиков ВПБ Виктора Школяренко, с которого сейчас требуют возврата денег, Дмитрий рассказал “Ъ”, что агентство оспаривает все операции, которые были совершены примерно за месяц до прихода в банк АСВ.

Из судебных актов, опубликованных в картотеке арбитражных дел, по ВПБ можно увидеть, что на решения суда не влияли мотивы снятия средств, а АСВ не требовались доказательства недобросовестности граждан.

Так, вкладчик Ягиев, возражая против иска АСВ, настаивал в суде, что оспариваемая сделка по снятию средств совершалась в процессе обычной хозяйственной деятельности банка, не превышала 1% стоимости его активов и не отличалась от ранее совершенных сделок.

Он указывал, что не был осведомлен о неплатежеспособности банка, снимал средства для погашения ипотеки на единственное жилье. Но суд удовлетворил иск АСВ, сославшись на наличие у банка картотеки. Аналогичные мотивы содержатся и в других решениях суда по вкладчикам в пользу АСВ. Ситуация касается не только ВПБ. Так, вкладчики Татфондбанка (ТФБ) тоже сейчас оспаривают претензии АСВ. По данным Союза пострадавших вкладчиков ТФБ, такие иски поданы к 400 физлицам.

В АСВ отмечают, что общее количество судебных споров в рамках банкротства банков увеличилось, что обусловлено ростом числа ликвидируемых кредитных организаций и тем, что под управление агентства в последнее время поступили достаточно крупные банки. «Необходимо обратить внимание, что закон не предусматривает признания недействительными абсолютно всех совершенных в пределах месяца до даты отзыва у кредитной организации лицензии сделок, направленных на удовлетворение требований их кредиторов,— отмечают в АСВ.— Основания недействительности имеются только у сделок, выходящих за пределы обычной хозяйственной деятельности. Как наиболее частый признак выхода сделки за такие пределы выступает ее совершение в условиях явной фактической неплатежеспособности банка, при которой банк не исполнял требования других кредиторов (наличие картотеки.— “Ъ”)».

Однако вкладчик может не знать о наличии картотеки. По словам собеседника “Ъ”, близкого к АСВ, ранее агентство крайне редко подавало подобные иски даже в случае наличия картотеки, только при очень крупных суммах или снятии вкладов через безналичный перевод. «Дело в том, что при наличии денег в кассе картотека не мешает банку выдавать вклады из наличных средств, таких ограничений в законодательстве нет,— продолжает он.— Так что в принципе, даже если есть картотека, вкладчик может получить средства, не зная о ней». При этом он отмечает, что средства в кассе имеют обыкновение быстро заканчиваться, поэтому нельзя исключить случаев сговора сотрудников банка и клиентов. По словам партнера московской коллегии адвокатов «Ионцев, Ляховский и партнеры» Игоря Дубова, перед отзывом лицензии картотека бывает у большинства банков. «Максимальная ее длительность 14 дней, после ЦБ обязан отозвать лицензию,— указывает он.— На практике обычно сроки меньше, но не исключены ситуации, когда картотека может возникать несколько раз с перерывами».

Как пояснили в АСВ, после признания сделки недействительной гражданин должен вернуть банку денежные средства, при этом обязательства банка перед кредитором восстанавливаются, то есть он на возвращенную сумму становится вновь кредитором по договору банковского вклада. На сумму до 1,4 млн руб. вкладчик может получить страховое возмещение, при превышении необходимо встать в реестр кредиторов, при этом возврат остатка не гарантирован. При этом сначала средства АСВ нужно вернуть. «Если же денег для возврата у вкладчика нет, пристав распродает его имущество для погашения взысканной суммы. В отсутствие имущества гражданин может быть обанкрочен»,— указывает Алексей Костоваров из АБ «Линия права».

В данном случае агентство применяет формальный подход, который чреват массовым неудовольствием вкладчиков и значительным ростом судебных издержек, уверены эксперты. «Суды не принимают во внимание, что вкладчик зачастую не знал и не мог знать о плохом финансовом состоянии банка, что, конечно, не может не вызывать возмущение»,— отмечает Алексей Костоваров. «Люди всю жизнь копили деньги, потом забрали их из банка, а теперь государство требует их обратно, но это же наши деньги! — возмущается Дмитрий Школяренко.— Я ходил на заседания по другим вкладчикам. Некоторые иски суд рассматривал за 10–15 минут, унизительно быстро решая судьбу людей. Все решения вынесены в пользу АСВ как под копирку». По словам Хосе Тобара из АБ «Андрей Городисский и партнеры», это ведет к дестабилизации гражданского оборота, неоправданному отрицанию всей обычной деятельности банка, нарушению баланса имущественных интересов сторон.

Подобные массовые споры играют и против кредиторов банков-банкротов. «Собственные юристы АСВ участвуют в спорах крайне редко, чаще всего это привлеченные специалисты, расходы на услуги которых оплачиваются из конкурсной массы»,— отмечает адвокат АБ «Ансис и партнеры» Дмитрий Кравченко. Собеседник “Ъ”, близкий к ФНС, указывает, что служба неоднократно поднимала вопрос о чрезмерности расходов АСВ на юристов, выступая за экономическую целесообразность.

Жестко выступают против подобной практики и банки. «Подобные действия подрывают доверие физлиц к банковской системе в целом, поскольку добросовестные граждане, опасаясь подобных споров, побоятся хранить средства во вкладах,— отмечает глава АРБ Гарегин Тосунян.— И потому ассоциация обратится в Верховный суд с просьбой выработать позицию по данному вопросу».


Анна Занина, Вероника Горячева, Ксения Дементьева, Олег Харсеев (фото) / Коммерсант.ру


Отправить ответ

avatar